#ЛенаШерышова

История про Лену, которая успела стать «нашей Леной» меня потрясает всё больше и больше. Я не сильно сентиментальный человек, но Ленка меня сломала - я научилась плакать.

Ей 18, в прошлом году её просто так обкурившись, скинул с балкона в подъезде малознакомый парень. Просто скинул и всё, вот так. Уголовные разбирательства, давление на семью, запугивания, в итоге дело прикрыли как несчастный случай – вроде как сама сидела на балконе, сама там кого-то ждала, и сама свалилась.

В итоге этого падения с 8-го этажа Лена получила следующие травмы:

- перелом 2-го шейного позвонка, вывих шейных позвонков, трансдентальный вывих первого шейного позвонка, оскольчатые переломы костей таза, открытые, осложненные, оскольчатые переломы обеих берцовых костей на обеих ногах, раздробление остей обеих стоп, разрыв и как следствие удаление селезёнки, разрыв легких, переломы ребер, перелом крестца, потеря функций мочевого пузыря и кишечника.

За пять месяцев пять операций, 6 недель в аппарате Илизарова, 2 месяца на вытяжке с гирями, вкрученными в череп и никакого ухода, в итоге все тело в шрамах, огромные пролежни и 6-ая операция потому что в мочевом пузыре образовались камни.  И как итог всего неходячий инвалид в памперсе, с огромным гнойным свищем на ноге, начинающимся некрозом кости и угрозой ампутации в 18 лет.

Мы сильно рискнули, привезя Лену в Москву и взяв под опеку. Почему рискнули, потому что на маминой шее еще трое, младшему из которых всего полтора года и на нее невозможно рассчитывать. Лена оказалась целиком на нашем попечении. На нашем попечении это - мы везде с ней, на все консультации, процедуры, это значит, что наши коллеги помимо своей текущей работы, которой итак полно, стали носить Ленку на руках везде, готовить для нее отдельно, помогать ей мыться, заниматься и тд.

Ленка конечно сама изо всех сил старалась и продолжает стараться, но разве могут пройти мимо ползущей на коленях по полу девочки взрослые дядьки, конечно на руки и вперед.

За апрель и май мы полностью залечили гнойный свищ, из-за которого Лену отказывались оперировать и лечить ноги дальше, ей все говорили – шансов и так мало, а со свищем их нет.  А в ей области врачи сказали:

 – Езжайте в Москву, может какой-нибудь профессор заинтересуется.

- Как я найду его, выкачусь на инвалидной коляске из электрички и буду спрашивать всех прохожих – Вы не профессор, а Вы не профессор…

Сначала, мы подумали – дел-то, надо загуглить для начала…И чем больше мы гуглили, советовались, ездили по консультациям, тем больше понимали пропасть. В Москве всего 6 врачей способных сделать необходимые операции, 2 сразу отказались – не наш уровень. Остальные были не против – нужно было залечивать свищ.

Ох, этот свищ, фокус в том, что кости-то у Ленки не срослись, то есть она живет со сломанными костями и там, где свищ, мы его лечим, он закрывается и открывается, закрывается и открывается, до кучи никто не мог сказать сколько именно операций понадобится и что нужно от нас – палстины, препараты, квоты…

Голова пухла, голова просто разрывалась. После каждой консультации Лена плакала, падала на свой рюкзачок и плакала молча, вздрагивая тощими плечами. Потом вытирала слёзы и говорила:

- Всё, я готова ехать дальше.

И так мы с ней объехали всю Москву. все клиники где есть ортопедическая хирургия.

И вот очень сложным и странным образом мы попали на консультацию в НИИ Хирургии Вишневского.

Прождали хирурга часа 4, устали, но решили будем ждать, уж хотябы чтоб посмотреть, что там за такой крутой и занятой врач. Когда мы уже клевали носом от скуки, ворвался, размахивая Ленкиными снимками, высокий, статный лет 65 врач. И как гаркнет:

- Вставай на колени.

Ленка слетела с коляски на колени.

- Иди!

- Ка-а-а-ак? - пропищала проглатывая слёзы и топая в раскачку прямо на коленях Ленка.

- Вот так, на коленях.

И она малюсенькими шагами шла, шла и упала на четвереньки.

- Отлично, ходить будешь. Приедете тогда-то, делать будете то-то, заниматься каждый день, есть вот так, пить вот так и все, и будешь ходить. Всё, идите.

И вот мы ему поверили. Конечно мы знали кто он, просчитали про него все что могли, все его интервью, мы готовились ко встрече. Но мы как-то внутренне поверили ему.

Два месяца по 3000 калорий каждый день мы все вместе пихали в Ленку, каждый день она одевала сначала волейбольные, потом поверх них хоккейные щитки и на стадион. От 300 до 900 метров каждый день, под косые взгляды бабушек, под дурацкие комментарии детей и пивных папаш, наматывала свои круги на коленях.

И вот за два месяца тренировок она окрепла, заработал мочевой пузырь, восстановился кишечник, безо всяких чудодейственных лекарств, нейроурологов, хирургических вмешательств. Самое главное она начала розоветь и веселеть.

Два раза госпитализацию переносили на неделю, и Ленка каждый раз как будто лопнувший шарик падала, плакала, а потом говорила:

- Я дождусь.

И мы дождались. В четверг ее положили, а в понедельник прооперировали.

Мы конечно приготовились к тому что приедем после многочасовой операции, увидим бледнющую Ленку, еле говорящую, с окровавленной ногой. Конечно мы даже график составили кто, когда с ней дежурит.

И вот через два с половиной часа после начала операции звонок и противный сонный голосок пищит:

- Ну вы где, я пить хочу!

В общем еще через 2 часа мы уже катились с Ленкой на коляске за мороженкой, а еще через 22 часа ей велели ходить. Ходить.

Да, это только часть, это треть от того что надо сделать. НО!!!

Теперь сразу без памперсов, на своих ногах… Да еще ходит ходуном таз, и она не может толком сидеть, да расхаживаться придется через боли, дикие боли, но сама, все сама. Ленка счастлива.

А у нас наступил стопор – зачем были те три операции, если можно было собрать сразу на пластину, зачем было ее трижды резать и не собрать.

Помаленьку мы готовимся в ЕГЭ, она не успела его сдать, правда она уже сдала экзамены на дистанционный, по целевому направлению, но пока не понятно зачислят или нет. Лена хочет быть специалистом, который сможет разбираться в таких ситуациях как ее и помогать другим людям. У нас уже есть для нее рабочее место. Думаю, она того стоит. Впереди еще год работы для того чтобы она смогла жить полностью самостоятельно, учиться, выйти замуж и даже иметь детей. Ленка заслужила это право.

P.S.  Пока я писала эту статейку пришло подтверждение что Лену зачистили на факультет Психологии, по специальности Конфликтолог, как она и хотела.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий