Отец Феодорит: «Скорая – это не работа, а среда обитания»

Беседовала Елена Далина

28 апреля – День работников скорой помощи. А на 2 мая в этом году приходится православная Пасха. На первый взгляд эти два праздника имеют мало общего. Но не для нашего героя. Иеромонах Феодорит служит в храме одного из московских монастырей,  а в миру он – врач-реаниматолог скорой помощи Сергей Сеньчуков.

 «Метелицу» с отцом Феодоритом связывает давняя дружба и сотрудничество. Он часто консультирует нас по поводу снятия пациентов с ИВЛ и восстановления трахеи и во многих других экстренных ситуациях. Благодаря отцу Феодориту удалось наладить сотрудничество «Метелицы» со станцией скорой медицинской помощи им. Пучкова, а это – неоценимая помощь в транспортировке наших сложных пациентов, особенно подопечных  из регионов. Мы обращаемся к отцу Феодориту не только как к врачу-реаниматологу, но и как к священнику.

Накануне Дня работника скорой и Пасхи «Метелица» расспросила отца Феодорита о том, как он сочетает два таких, казалось бы, разных вида деятельности и где находит на это силы.

Что повлияло на ваш выбор профессии врача, и почему вы решили работать именно на скорой? Это был осознанный выбор?

– Все дело в том, что профессия врача привлекала меня с детства. Еще в пять лет я «лечил» родных и знакомых. Когда стал старше – интересовался анатомией и физиологией, мне было любопытно, как работает организм и почему его функции нарушаются. Ну и конечно – как с этим бороться. И хотя у меня была и есть другая любовь – филология, но все же любовь к медицине пересилила. А скорая…  мне всегда была интересна работа на грани. Поэтому и скорая, поэтому и реаниматология.

Хотелось ли за годы работы на скорой сменить направление, например, перейти в больничное отделение или поликлинику?

– Я ведь работал не только на скорой. Я много лет работал в стационарах: и в Тушинской детской больнице, и в 1 Инфекционной, и в Склифе, и даже заведовал отделением анестезиологии-реаниматологии в 55 больнице, где понял, что заведование – это не мое (улыбается). Я преподавал на кафедре в МГМСУ (Московский государственный медико-стоматологический университет имени А.И. Евдокимова – прим. ред.) и совмещал работу реаниматологом в отделении. Работал даже организатором здравоохранения в службе медицины катастроф. Но скорую практически никогда не бросал. Я люблю фразу «скорая – это не работа, а среда обитания». Ну, вот как нельзя безболезненно вырвать зверя из среды, так и меня нельзя безболезненно вырвать со скорой.


Иеромонах Феодорит (Сергей Сеньчуков) окончил педиатрический факультет и интернатуру по детской анестезиологии и реаниматологии Медицинского университета им. Н.И. Пирогова. С 1981 года работает на станции скорой и неотложной медицинской помощи Москвы, сейчас – на специализированном реанимобиле. Принял постриг в 2008 году, окончил Свято-Тихоновский университет. В 2019 году отец Феодорит выпустил книгу – сборник рассказов «Поп на мерсе» о своей медицинской практике и церковной жизни.


Как вы относитесь к работе на скорой? Что для вас в ней важнее всего?

– Отношение менялось со временем, так как и сам характер работы. И то, что было интересно в молодые годы: скорость, встречи с людьми, драйв, поиски диагноза, – сейчас отходит на второй план. Теперь я преимущественно занимаюсь межрегиональными транспортировками реанимационных больных, а в этой работе важно не столько быстро довезти, сколько адекватно подобрать лечение в дороге, чтобы пациент не просто не ухудшился, но и коллегам на следующем этапе было легче его лечить.

На подстанции № 1

Врач-реаниматолог и священник в одном лице – это очень необычно. Скажите, а есть ли у вас на скорой коллеги, которые тоже сочетают свою работу со второй профессией?

– Например, в Центре медицины катастроф Московской области работает врачом-реаниматологом диакон Владимир Кононович. Есть и много других специалистов, совмещающих разную деятельность. Другое дело, что работа на скорой просто физически тяжела, поэтому совмещать трудно.

Где вы берете силы, чтобы сочетать работу на скорой помощи и служение? Что помогает восстановиться, приносит радость?

– Силы на все дает Господь. И это не просто слова. Я физически очень нездоровый человек. Но Господь дает силы.

Вы приняли постриг в 2008 году. Скажите, сколько времени потребовалось, чтобы на это решиться?

– Задумываться я об этом стал в 2000-м, когда умерла моя супруга. Семья – это малая Церковь, поэтому, когда я остался один, мне, естественно, захотелось быть ближе к Богу.

Приходилось ли когда-нибудь выбирать между работой и службой? Бывает ли, что вам ставят дежурство в крупные религиозные праздники, когда вы должны вести службу?

– Мне обычно дежурства ставят так, чтобы в большие праздники я мог служить. Администрация идет навстречу.

Медицина – это научный подход, а религия – вопрос веры. Как удается сочетать в себе два таких разных начала?

– Противоречия между наукой и религией нет. Религия отвечает на вопрос, как был создан мир и для чего он был создан, а наука – как он функционирует. Именно поэтому религия всегда предшествует науке, потому что законы функционирования мира можно объяснить только с позиции наличия какого-то всемирного или даже надмирного источника, согласно теореме неполноты Гёделя (теорема математической логики – прим.ред.).

Транспортировка Никиты Иванченко в Москву

Какое место в вашей жизни занимает благотворительность? Как вы познакомились с «Метелицей»?

– Я никогда не собирался работать в благотворительном секторе, но вот – Господь привел. Сначала в «Команду БАС» – там был нужен реаниматолог, потом к пульмонологическим больным, потом и к другим… Вот и в «Метелицу»: познакомились, когда перевозили Никиту Иванченко из Усть-Лабинска Краснодарского края в Москву. Теперь дружим.

Близится Пасха, самый большой православный праздник. Что бы вы пожелали тем людям, которые борются сейчас с болезнью, какой совет бы дали?

– А к Пасхе могу сказать только одно: Христос воскресе! Просто не надо об этом забывать.