От сердца к сердцу. Интервью с Никитой Иванченко

Дорогие друзья!!! 1 ноября стартовала Новогодняя эстафета «От сердца к сердцу».

В преддверии праздников команда Метелицы готовит для Вас серию интервью с подопечными, сотрудниками и волонтёрами. Флагманом мы выбрали Никиту Иванченко, давайте послушаем его разговор с нашим интервьюером St.Al.

St.Al: Привет, Никита! Расскажи нам, пожалуйста, где ты родился, где учился, чем занимался, сколько тебе лет?

Никита: Ох…Сейчас мне 22 года, я родился в Краснодаре, до травмы учился в Краснодарском Государственном Аграрном Университете, занимался спортом: лёгкой атлетикой, футболом, воркаутом… Последние как раз и стали причиной того, что сейчас со мной происходит.

St.Al: В какой семье ты рос? Какими были твои родители?

Никита: Любящие, заботливые мама и папа. Можно сказать — всё как обычно.

St.Al: Никита, чем ты планировал заниматься по окончании университета?

Никита: Как и большинство, наверное, собирался работать по профессии.

St.Al: Что это была за профессия?

Никита: Агроном широкого профиля, собирался идти в селекцию, а именно, заниматься селекцией подсолнечника.

St.Al: Насколько я знаю, в один прекрасный день ты пошёл заниматься на турники. Расскажи, что там произошло?

Никита: Просто обычный день, как и все, выполнял обычные упражнения, пошёл на турник и неудачно упал спиной вниз. Можно сказать, сорвался с него.

St.Al: Поделись, пожалуйста, первыми мыслями и воспоминаниями.

Никита: В реанимации, когда очнулся, шевелились только глаза, ничего не мог делать, даже сказать ничего не мог: во рту трубки, в носу трубки. Но, я подумал, что всё нормально, пару недель полежу и снова на учёбу.

Никита в Усть-Лабинской ЦРБ.

St.Al: Сколько ушло времени на осознание происходящего, сколько времени ты не видел всей проблемы?

Никита: Месяца четыре, думаю так.

St.Al:  А врачи что-нибудь говорили тебе?

Никита: Нет, совсем ничего. Они либо молчали, либо уходили от ответа, просто говорили «занимайся: делай то, делай это», а как и зачем, не говорили.

Всё это время родители и родственники были рядом, поддерживали, заботились, ухаживали.

St.Al: Никита, я часто слышу о том, что врачи давали неутешительные прогнозы, что с твоим диагнозом ты никогда не поднимешься с постели, что ноги не включатся. Доктора говорили тебе об этом?

Никита: Да… В реанимации. Два врача стояли надо мной и обсуждали, наверное, они думали я без сознания или сплю. Они открыто разговаривали, кажется, это был консилиум, я слышал весь их разговор. Это очень сильно потрясло меня, с того момента у меня опустились руки. Надолго.

St.Al: Испугался?

Никита: Да. Я подумал, зачем что-то делать, если это ни к чему не приведёт. Зачем стараться, если я обречён и смысла нет…

St.Al: Расскажи, пожалуйста, Никит, как Ваша семья познакомилась с Метелицей?

Никита: После травмы, первым человеком, которого я увидел в реанимации, была мама моей бывшей девушки. Там все были в масках, халатах и шапочках, но я узнал глаза. Она мне очень много помогала в больнице, всегда приходила по возможности. Она запустила эту цепочку, люди уже передавали друг другу. Благодаря ей я здесь. Она обратилась в один из фондов, там в помощи отказали, потом получилось выйти на Метелицу. Моя бывшая девушка тоже приходила в больницу, навещала и поддерживала. В реанимации я пробыл сорок дней, из них всего лишь два или три она не смогла быть, в общем, очень сильно помогала.

St.Al: Скажи, пожалуйста, через какое время ты попал непосредственно в Метелицу? Каков был этот путь?

Никита: Ну, я пролежал примерно полтора месяца в реанимации в Краснодаре, потом ещё полтора месяца в палате интенсивной терапии в Усть-Лабинске. А уже потом меня привезли в Москву на реабилитацию. У Метелицы пока именно этого домика не было, да и я был в тяжёлом состоянии, с пролежнями, поэтому [был гостпитализирован] в клинику Управления Делами Президента. Этим занималась Светлана Александровна1 с командой, поэтому удалось туда пробиться. Потом оказалось, что она дважды прилетала ко мне в Краснодар и потом в Усть-Лабинск, но я это плохо помню. «Метелица» занималась всеми документами, оформлением инвалидности, согласованием перевозки и прочими вопросами. Тогда в моей семье был очень тяжёлый период.

St.Al: Никит, в больнице ты много времени проводил наедине с собой. Какие мысли тебя посещали?

Никита: Если честно, я просто не понимал, что происходит и что будет дальше. Мне было очень страшно думать о будущем. Неизвестность хуже всего. Вот, когда в Москву повезли в клинику Управделами Президента я подумал, что лучше, чем там, нигде не будет, и решил взять от этого места по максимуму.

St.Al: Получается, ты свои первые надежды связываешь с отъездом в московскую клинику?

Никита: Да, как раз в Москве всё начало меняться: я начал есть, спать, восстанавливаться начал, мне кажется, потому что у себя дома в больнице я не ел толком ничего, вес у меня написан был на момент переезда в Москву 35 килограмм. Дальше начал постепенно приходить в себя.

St.Al: С какими чувствами ты приехал в Пенино?

Никита: Я ехал уже с надеждой. Решил, что раз меня взяли, значит она есть, ведь люди не стали бы зря тратить силы и время. На коляске я и так дома сидеть могу, просто не было бы смысла со мной заниматься. Дома при всём желании я встать не смогу, но Светлана взялась, она верит, я верю. Андрей Иванович тоже. Получается, благодаря их вере, я поверил сам. Смотрю на людей, прошедших серьезные испытания, даже похуже, чем у меня, а они вот передо мной стоят, улыбаются, говорят, что всё будет нормально, главное делать. Андрей Иванович (главный тренер) говорит, что нужно жить сегодняшним днём и сделать всё, что могу. Просто приходит и говорит, что надо сделать за день, а я выполняю, вот и всё. Ничего не надо загадывать на месяц и год вперёд, а брать всё от этого дня.

St.Al: Поделись, пожалуйста, что получается лучше, что хуже, с чем пришлось столкнуться во время процесса реабилитации?

Никита: Самые большие проблемы были с людьми вокруг, вроде, «социализация» это называется. Самый большой страх был выйти на улицу. Я очень стеснялся, я боялся, что на меня будут показывать пальцем, смеяться, обсуждать, оценивать. Но сейчас мы с Леной уже и в МакДоналдс ездили, и в парках гуляли, и в торговом центре гуляли: я в грязных перчатках, в рабочих и самых дешёвых, я в них кручу колеса у коляски, они очень быстро пачкаются, в сапогах тоже далеко не чистых, даже не заметил, что испачкались…(смеется). 

Просто не обращаешь внимание на людей. Я не знаю, как это случилось, как-то постепенно. Идём гуляем, а мне всё равно, что глазеют, а пусть хоть пальцем тычут, вообще без разницы. Этой проблемы больше нет, к счастью. Во всём этом Лена2 меня поднатаскала очень сильно, можно сказать, пинками гоняла. Вот говорит, что едем гулять и всё тут, заставляла преодолевать эти страхи. Сам бы я ни за что этого не сделал.

Никита с Леной.

St.Al: Никита, как ты считаешь, твоё доверие команде играет важную роль?

Никита: Да, конечно. Мне все объясняли, что не имеет ни для кого значения, что я на коляске. И, опять про Лену скажу, её всегда в пример приводили. Рассказывали, как она по стадиону на коленях и на попе ползала, тренировалась. А ведь ситуация у неё тяжелее, плюс она девчонка, а я парень.  Я подумал, мол, ладно, перетерплю прогулку, потом ещё одну и ещё. А как-то поехали очередной раз, и я понял, что терпеть ничего и не надо вовсе, стал получать радость от выездов в люди.

St.Al:  Недавно Вы в пансионат ездили на денёк, расскажи нам, как прошло.

Никита: Это да, мы сами, вдвоём, на такси поехали. Я понял, что перестал бояться попросить помощи посторонних людей, например, таксиста. Сейчас даже не понимаю, чего я боялся, даже смешно и нелепо. Подумаешь, если один откажет, то можно попросить другого. Возможно, я боялся, что из –за того, что я инвалид, мне откажут в поездке, что-то такое.

St.Al: На сегодняшний момент какие страхи и беспокойства остались? Есть что-то?

Никита: Сегодня всё идет хорошо, вижу прогресс и вижу чётко. Сравниваю месяц назад, неделю назад и вижу, как меняется к лучшему. И вот есть страх, что это всё остановится, или откат произойдёт, или просто всё замрёт на месте. Это страшно.

St.Al: Недавно у тебя получилось пойти на коленях. Это огромная победа. Скажи, что ты испытал, как это было?

Никита: Когда висел на резинках, я не заметил, как это всё получилось, полностью сконцентрировался на том, чтобы передвинуть ногу, потом другую, ещё и ещё, все силы на это бросил. Делать и анализировать действия одновременно не получается. А потом, когда смотришь видео, то понимаешь, насколько это круто, тогда становится очень приятно, хочется больше и больше делать.

St.Al: Никита, скажи, пожалуйста, как изменились твои планы и цели, о чем ты мечтаешь, как ты видишь себя в будущем?

Никита: Для начала я хочу отучиться, но уже не в своем институте. Мы сейчас пробуем поступить на дистант в Психолого-педагогический, в итоге я хотел бы помогать людям, оказавшимся в ситуации, похожей на мою: тем же шейникам, спинальникам и опорникам. Даже сейчас вот ребята, Юра и Рома, часто задают вопросы, ведь они получили травмы намного позднее меня, и у них масса вопросов постоянно. Я обычно у Андрея Ивановича уточняю, но и своим опытом делюсь с удовольствием, ведь мне знакомо всё, что с ними происходит. Они видят, что у меня получается, начинают доверять и двигаться вперёд. Получается, что я делюсь с ними верой и надеждой, которые однажды дали мне тут. Вечером, ложась спать, я вспоминаю слова, которые меня вдохновили: «Живи сегодняшним днём и сделай всё, что в твоих силах!!!»

Медицинские документы Никиты.

1 Светлана Александровна — Светлана Самара, президент МООМПЭСЦ «Метелица».

2 Лена — Елена Шерышова, подопечная и теперь уже помощник президента МООМПЭСЦ «Метелица»

Наша команда существует исключительно на пожертвования. Помочь нам вы можете перейдя по ССЫЛКЕ.