«Из двух зол я выбрала меньшее». Старшее поколение о коронавирусе, самоизоляции и прививках

Виталий и Елена. Фотография: Никита Гребнев @ph.strix

Беседовала Елена Далина

Представьте зал в библиотеке, в котором через полчаса начнется мероприятие. Гости потихоньку собираются, музыканты настраивают инструменты, поэты повторяют стихи. Средний возраст зрителей около 55 лет, но есть и гости среднего возраста, и старше. Однако мне сложно назвать их пенсионерами или пожилыми: их глаза горят юмором и творчеством, они любят активный образ жизни. Скоро мы услышим их выступления, а пока я приглашаю вас за стол, где мы с нашими героями поговорим о том, как они жили в доковидные времена, чего ждут после карантина и чему научила их самоизоляция.

Наша встреча в библиотеке виртуальная, и причина тому – карантин. Этот текст – лишь фантазия о нашей совместной встрече. Совсем скоро, я надеюсь, такая живая встреча вновь станет возможной. Хочу представить вам своих гостей:

Виталий Новиков, 64 года, и Елена Новикова, 63 года, семейный дуэт

Ирина Далина, 72 года, пенсионерка

Валентина Чайкова,  66 лет, пенсионерка


25 марта власти Москвы временно отменили льготный проезд в транспорте для студентов и людей старше 65 лет. Так год назад в Москве начался карантин. Насколько активной была ваша обычная жизнь до карантина?

Елена. Фото: Никита Гребнев @ph.strix

Елена: До карантина мы с мужем довольно часто участвовали в разных творческих мероприятиях: Виталий пишет музыку и стихи, мы вместе исполняем песни под гитару, часто это песни на стихи поэтов, которые нам нравятся. Сейчас в Москве есть много площадок для этого: и свободные микрофоны, и концерты в библиотеках, в клубах. Мы очень увлечены этим, у нас много задумок. Весной 2020 года мы даже планировали записать первый альбом, и тут неожиданно… карантин.

Ирина: А я любила ходить на концерты как зритель! До карантина вообще вела насыщенную жизнь. По программе «Московское долголетие» был большой выбор секций и клубов по интересам. Я изучала английский язык, а ещё занималась по системе цигун. Мои подруги ходили на хор и даже на танцы в местном парке. У меня уже давно есть смартфон, и я хотела освоить некоторые функции – пошла на кружок по компьютерной грамотности. С введением карантина занятия не отменили, но перенесли онлайн. Это было не так комфортно. Живое общение ничем не заменишь!

Валентина: Это правда! И моя жизнь до пандемии была более-менее активной. Я достаточно коммуникабельный человек, и поэтому мне было необходимо общение с людьми. Я работала в общественной организации ветеранов. Конечно, были и походы в театры, на концерты, различные экскурсионные поездки…

А самое главное, что было в моей жизни до пандемии, – это мои дети и внуки, которые живут отдельно, и к которым я могла свободно ездить. 

Валентина (в верхнем ряду в центре) на работе в общественной организации ветеранов. Фото из личного архива

Виталий: Мы сразу отнеслись к этому серьезно. Когда узнали, отменили очередной концерт в библиотеке, стали ходить в масках. Но многие решения по карантину, которые приняло государство, я считаю неправильными.

Как вы восприняли новость о коронавирусе? Что изменил карантин в вашей жизни?

Ирина: Мы с сыном заезжали к знакомым в Рязань, чтобы их поздравить, и подхватили у них эту инфекцию. Тогда еще информации про коронавирус не было, но позже мы поняли, что это, скорее всего, был он. Я болела тяжело и очень долго, больше месяца было недомогание и сильная слабость. Позже мы с сыном сделали анализ на ковид, антител не обнаружили, но антитела не всегда долго держатся, прошло много времени.

Елена: Я настороженно отнеслась к новостям о коронавирусе. Потом, чем больше узнавала о нем, тем становилось страшнее.

Валентина: Похожее чувство! Мое отношение к ковиду – как к какому-то страшному, непонятному и неизученному явлению. И это постоянно угнетало.

Елена: Маски как средство обезопасить себя и окружающих я сразу поддержала, а вот к блокировке карт очень отрицательно отношусь. Есть ситуации, когда передвигаться по городу – это необходимость, льготные категории граждан не должны за это платить.

Валентина: У меня другое мнение. Что касается блокировки социальных карт, то я считала это правильным. Но если бы у меня возникла необходимость – именно необходимость – поехать, я поехала бы за свой счет. И этот вопрос меня особо не волновал.

А как это затронуло вашу профессиональную деятельность?

Ирина. Фото из личного архива

Ирина: В начале марта меня попросили помочь по бухгалтерским делам (так-то я на пенсии), и я еще до карантина освоила удаленную работу: фирма сменила офис, на новом месте был ремонт в самом разгаре, и я стала помогать дистанционно. А потом объявили карантин.

Виталий: На карантине поменялось направление нашей деятельности. Если говорить о творчестве, то мы переключились с концертов на работу над звучанием, аранжировками и альбомом.

Елена: Да, появилось время, чтобы собрать наши песни на один диск, отточить качество. Еще мы придумали новый для нас формат: сделали клипы к нескольким песням. Но в целом в изоляции, без движения, было тяжело. Перемещались в основном на машине, если куда-то надо было поехать.

Валентина: А я даже в поликлинику не ходила уже год, хотя, конечно, как у человека пожилого, у меня есть заболевания, с которыми надо регулярно ходить к врачу. Но я боялась из-за ковида.

К чему в новой реальности было сложнее всего привыкнуть, чего не хватало?

Валентина: Карантин принес много неприятных изменений: самоизоляция, постоянный страх заразиться, но тяжелее всего то, что я не могла видеться с моими детьми и внуками. Ну и, конечно, в целом не хватало общения с людьми, к которому я привыкла, работая в ветеранской организации.

Елена: Да, и мне общения очень не хватало. С близкими, с друзьями. За время, что мы выступаем, сложился довольно обширный круг знакомых, а тут надолго наступило затишье… Это было непросто. Но мы поддерживали контакт онлайн. Многие мои друзья 65+ и люди с хроническими болезнями говорили, что почувствовали себя ненужными и лишними из-за карантина.

Пришлось ли воспользоваться помощью волонтеров?

Ирина: Сына в этот период в Москве не было, но я нормально справлялась, соблюдала меры предосторожности. Меня спасало то, что продуктовый магазин находится у нас во дворе, так что  волонтеров не просила помочь. Я живу в районе с хорошей с экологией: рядом река, природный парк. Мы договаривались с соседкой и ходили дышать свежим воздухом. Эти прогулки так восстанавливали здоровье и повышали настроение! Старались не пересекаться с другими жителями. Маски и мытье рук мы соблюдали и тогда, и теперь продолжаем носить маски, перчатки.

Потом началась весна, ливни, наш дачный домик протек, пришлось срочно искать строительные бригады, мотаться из Москвы и обратно, и все это платно, ведь пенсионные проездные  были заблокированы.  Их активировали только если ты записан к врачу, только на один день, а потом снова блокировали. Все это было крайне неудобно.

Валентина: Услугами волонтеров я тоже не пользовалась, так как за покупками в ближайшие магазины обычно ходила сама, соблюдая все правила предосторожности: маски, перчатки, санитайзер. Вообще, к обязательному ношению масок всегда относилась положительно. И не понимала тех людей, которые появлялись в общественных местах без масок и которые таким образом отрицали существование этой опасной болезни, наплевательски относясь к своему здоровью. Хотя, конечно, их здоровье – это их личное дело. Но ведь они живут не в вакууме, и это пренебрежение средствами защиты касалось не только их личного здоровья, но и здоровья окружающих.

Что вы думаете о вакцинации?

Виталий. Фото: Никита Гребнев @ph.strix

Виталий: Мне кажется, что пока нет достоверной информации, как вакцина работает, население относится с недоверием.

Елена: У меня и у самой смешанные чувства по поводу прививки. Например, непонятны отсроченные последствия для людей с хроническими или онкологическими заболеваниями. Нет пока такой статистики. Не всем разрешают сделать прививку.

Ирина: Мы с сыном пока не делали, думаем. Может, после праздников запишемся.

Валентина: И это правильно! Я очень рада тому, что началась вакцинация, очень положительно к этому отношусь. И считаю, что это единственный способ побороть заразу. Сделала прививку «Спутником-V». Все обошлось, слава Богу, без серьезных побочек. Некоторые антипрививочники говорят, что если нет побочек, это еще не значит, что все обошлось хорошо. Мол, «посмотрим, что с тобой будет через год». А что будет с ними самими через год? Что будет с человечеством завтра, через полгода, год? Вы знаете? И никто не знает…

Валентина с внучками. Фото из личного архива

У меня есть знакомые, которые перенесли ковид и в тяжелой, и в легкой формах. Кто перенес это заболевание в тяжелой форме, говорят, что это был «адский ад», и некоторые из них очень долго не могут прийти в себя от этой болезни. Ковид – это опасное и коварное заболевание!

Поэтому из двух зол я выбрала меньшее. И теперь я чувствую себя относительно свободным человеком! Жду, когда пройдут три недели до окончательного формирования иммунитета, чтобы поехать навестить внучек.

Я переболела ковидом в июне 2020 года и хорошо понимаю тех, кто прошел затем вакцинацию. 5 марта сделала вторую прививку. В целом хорошо перенесла.

Виталий: Пока процент прививающихся низок, и это грустно. Это значит, что ходить в масках придется долго. А так уже хочется вернуться к привычной жизни.

Елена: Да, хочется снова общаться офлайн, но, конечно, с осторожностью. Сейчас, когда сняли ограничения для старшего поколения, мы понемногу возвращаемся к обычному ритму. Когда мы на мероприятие надеваем маски, на нас смотрят настороженно. Есть люди, которые до сих пор не верят в коронавирус. А вот на работе все воспринимают ношение масок совершенно спокойно (и отсутствие масок, правда, тоже).

А было ли в пандемии что-то положительное лично для вас?

Елена и Виталий (улыбаются): Наш первый диск-альбом!

Ирина: Да, нашлись неожиданные плюсы: пандемия показала, какие талантливые, находчивые и добрые у нас люди. Общение напрямую сократилось, но мы пересылали друг другу по интернету и в мессенджерах смешные, забавные истории, картинки, красивые ролики, песни, которых появилось огромное количество. Это очень поднимало настроение. Было понятно, что вирус – это надолго, но не было уныния, безысходности. Жизнь идет своим чередом, жизнь продолжается.

Валентина: В целом ничего особо полезного я не вынесла из этой истории с пандемией. Единственное, на самоизоляции появилось время для тех домашних дел, до которых раньше просто не доходили руки. Но я думаю, одна важная мысль все же есть для всех нас.

То, что здоровье в жизни человека – это самое главное, всегда было понятно всем. Но в период пандемии, как мне кажется, люди это почувствовали особенно. Коснулось здоровья – рухнул весь мир! Надо беречь себя и близких!

, ,