50 историй со счастливым концом или до Нового года осталось… 43 дня.

Эта история на мой взгляд с самым хорошим концом, лучше истории я не знаю. Она перевернула меня, перевернула моё отношение и к инвалидам, и к здоровым, и к жизни вообще. Если до этой истории у меня были стражи, то после неё я перестала бояться вообще.

Мы скучали, было начало лета, было жарко, томно и лениво. Короткими перебежками мы выходили то в магазин, то в парк. Вся работа на тот момент свелась к разработке документов, от этого жара казалась еще жарче, лень была тяжелой, а лето как будто уже надоело, а ведь всего пол июня прошло!!! Мы изнывали до такой степени что обедать ходили в парк, в самый укромные и тенистые уголки, ставили мангальчик, жарили купаты или еще что-то, обедали и шли обратно.

И вот, за таким обедом мы наблюдали картину – немного в стороне от нас припарковался парень лет 14 на инвалидной коляске. Он был с бабушкой. Они оба читали, каждый свою книгу. Такие скромные, ушедшие подальше от взглядов. Было скучно и мы стали наблюдать за ними.

Коллеги обратили внимание что как только кто-то появляется в поле зрения мальчишка вытягивается в струнку – стесняется себя.

Обед жарился, а мы болтали, поглядывая на них. В какой-то момент парень натянулся так что казалось мы слышали, как хрустнули поочередно все его позвонки. Нас заинтересовало что же заинтересовало его. Метрах в 100 от него была простенькая спортивная площадка, и туда пришла ватага его ровесников. Она начала просто маяться от безделья, скакать, подтягиваться, отжиматься, хвастаться друг перед другом всякими финтами. Черная, сжирающая зависть читалась во всё, в жестах, в линии спины, в сжатых насмерть плечах в наклоне головы.

Мы уже закончили свой обед, потихоньку сложили мангал, собрали свои вещи и не торопясь лениво пошли в сторону офиса. Не сговариваясь мы пошли мимо парнишки-колясочника. Лицо его выражало боль и зависть. Они стекали и отравляли все вокруг они дождь, проникали везде. На лице сидящей рядом бабушки, было иное выражение, она жалела внука.

— А ты чего тут сидишь? – Неожиданно сказал один из моих коллег.

Твою мать, вот дурак просвистело в моей голове, я было открыла рот чтобы сказать это в слух. НО парнишка ответил быстрее меня:

— Дурака валяю, что не видно? – Злобно ответил он.

— Конечно видно. Сидишь тут лодырь. Погнали на площадку. — Бабушка онемела от такой наглости, мы тоже. – С пацанчиками познакомимся, погоняем кровь.

— Я их знаю. – Яд, так и капал.

— Ну и офигенненько. Погнали…- и покатил коляску к площадке.

— Вы что, вы что… Лёша, Лёшенька…- запричитала бабушка, и побежала за ними. А мы стояли и смотрели в ожидании что бабушка забьет нашего коллегу сумкой насмерть, прямо тут.

— Не дрейфь бабушка, всё будет хорошо.

Мы наконец разморозились и рванули к площадке. А там уже:

— Ну че парни, пустите нас потусить, силы попробовать? – Наш коллега умел спросить так чтобы получить согласие.

— Да, да, да, — загалдели мальчишки отступая перед взрослыми. Было видно, что они готовы свалить.

— Какое потусить, у Алексея ноги не ходят. Вы бандит разве можно так с инвалидом! – Возмущалась бабушка. Наш коллега подмигнул ей и приложил палец к губам цсссс.

— Слышь, тебя как звать? – Игнорирую бабушку, обратился наш коллега к одному из парней, который судя по поведению был лидером.  

— Денис. – Тоже с вызовом ответил мальчишка.

— Паша. – протянул руку мой коллега. Они пожали руки. – Слу-у-ушай, я тут смотрю вы тренируетесь, суставы себе ломаете.

— Ничего мы не ломаем. Мы воркаутом занимаемся. – Денис был задирой, это было очевидно.

— Фигней вы занимаетесь, хват не правильный, осанка как у отварных макарон, что качаете не понятно. Такой вид спорта называется фигня. —  Чё Лёх покажем им как надо, пока они себе ноги-руки не переломали? – Подмигнул он парнишке.

— Вы что, Вы больной совсем, а вы все что стоите, он что у вас пьяный что ли? Как такое возможно! – бабушка стала пытаться взять коляску и укатить внука.

— Да что Вы женщина, ну 100 метров, какое похищение. – Ну скушно ему с Вами литературу мусолить, ему кровь погонять надо.

— Вот погоняли уже, перелом позвоночника! – Пихала Пашу бабушка.

Паша повернул мальчишку лицом к себе и присел на корточки и по-доброму, очень участливо указав на ноги спросил:

— Вообще ни алё?

Парень сжал губы и помотал головой.

— Ну, руки-то работают, и спина, и пресс. Дофига чего можно сделать. Хочешь попробовать?

— Вы больные бандиты…

— Хочу. – Тихо, едва дыша ответил Алексей. И опустил глаза.

— Ты не дрейфь бабусь, я мастер спорта, я сам ломался. – А у нас все ломались, если своей боли не сожрал полной ложкой, чужую не понять. – Вы бабушка не бойтесь, я просто покажу.

— Лёша, ты что не вздумай. – Бабушка наконец ухватила коляску и завладев ею попыталась поехать назад.

— Ба, ба, не надо, давай посмотрим.

— Ну это баб Лен, не уходите. Ну чё пусть Лёха с нами потусит. – Стал уговаривать Денис.

Остальные ребята тоже подключились.

— Только Вы отойдите от него. – Строго сказала бабушка Паше.

— Запросто бабулечка, запросто милая. Сказал Паша и тут же повис на стоящей рядом перекладине. А дальше он совершенно поп пижонски влюблял в себя мальчишек, всякими выкрутасами, фортелями и фокусами – мастер спорта, чего ему, только встряхнуться. – Вот это воркаут мальчики, а то что вы делали фигня. Давай Дэн, ты первый, покажу правильный хват. Пацаны столпились вокруг Паши. – Не, ну мужики, это не дело Лёху вперед прокатите.

Часа полтора они изгалялись как могли, Паша показывал, учил, советовал, в общем вышла полноценная тренировка. Лёхина бабушка как коршун кидалась чтобы парня не задели, не тронули, не дыхнули в его сторону. Лёша, периодически загорался, но потом сникал глядя, на ноги. В какой-то момент он выкрикнул:

— Я-то так никогда не смогу.

— Так не сможешь. – Совершенно спокойно ответил Паша. – Сможешь по-другому. Главное желание.

Короче мы завелись. Мальчишка конечно не рискнул подтянуться на турнике, да и бабушка бы скорое откусила нам головы чем дала бы его вынуть из коляски. Тогда еще у нас были совершенно другие планы, и о работе с детьми мы не думали, но пацанов было жаль. И Лёху было жаль, да и остальных ребят – болтаются без дела. А впереди лето, целое лето. Компания тихонечко к нам прибилась. Они заглядывали в «Метелицу» иногда по одному, иногда всей гурьбой. То помогали по хозяйству, то копались в библиотеке, то просто пили чай с нами вместе. Пару раз в неделю ходили в парк, на площадку.

Лёха иногда пересекался с нами, но всегда оставался в стороне. Но молодость всегда возьмет своё, мальчишка постепенно втянулся.

Вообще парни оказались из одной школы, но из разных классов. В школе они не общались, Лёша был на надомном, поэтому в школе появлялся не часто и дружбы у него ни с кем не было. Бабушка, с коршуном вилась вокруг и совершенно не способствовала дружбе с пацанами. Возраст, детство есть детство, любопытство брало своё и Лёша иногда подруливал вопреки бабушкиному протесту. В конце августа мы решили покрасить в «Метелице» окна, дверь, у всякую мелочь, залипли на все выходные, мальчишки с удовольствием помогали. А вот вечером мы пошли в парк и встретили Лёху не с бабушкой, а с мамой. Мама на удивление легкая в общении. Она запросто разрешила не только попробовать подтягиваться, но и рассказала о том, что случилось с Лёхой. История в общем не очень-то яркая. Просто ДТП. Все получили по заслугам, всех поймали и наказали, но вот ходить Лёша не будет.  

Началась школа. Ребята постепенно сблизились с Лёхой. Наступил момент, когда Лёша приехал в гости в «Метелицу». У них сложилась не плохая команда. Было сложно из-за того, что в «Метелице» все маленькое и тесное, но парни как-то приспособились все отодвигать, подвигать, убирать так чтобы коляска могла передвигаться более-менее. Постепенно грань между парнями как-то стерлась, дети — это дети, на своих двоих или на колесах, они что-то придумывали, что-то чудили, стебали друг друга, стебали нас.

Как-то весной возникла идея пойти в поход. Лёха сразу поскучнел.

— А ты что скис?

— Ну как бы пойти в поход, пойти, да. Ни на какие мысли не наводит? – Лёха к этому времени уже достаточно спокойно относился к тому что он единственный колясочник в компании. Иногда его задевали какие-то вещи, но вроде мы справлялись.

Но тут видимо подошло время.

— Мужики, ну так заморочьтесь чтобы он смог пусть не пойти, а допустим поехать с вами. – Я подумала, что им тоже не плохо подумать.

В общем ничего гениального не придумали, кроме как найти коляску, которую не жалко добить. Сначала делали короткие однодневные вылазки, такие простенькие где можно протащить коляску и не порвать пупок. За следующее лето расходились, ночевки, палатки, Лёхина мама однажды решилась и отпустила его с ночевкой. Ребята научились выстраивать все так, чтобы парень не только справлялся, но даже водные процедуры.  К осени задумались о серьёзном походе. Загорелись.

Следующей весной поход состоялся, аж на целых пять дней в горы. Горы конечно были так себе, не Эльбрус, но Кавказ, не восхождение, на отвесные скалы, но всё серьёзно, с водопадами и прочими приключениями. Много мы не могли себе позволить, потому что уйти на какой-то серьезный маршрут было невозможно, мы тогда не знали, что для инвалидов можно делать всякие приспособления, которые позволят пройти где хочешь, поэтому выбранный маршрут все время приходило менять. Но все получилось.

Восторг не передать, в час ночи Казанский вокзал звенел как сумасшедший улей, впечатлений море.

И вот знаете, чуда не случилось, мы не нашли волшебного доктора, не нашли таблетку, не придумали метода, Лёха не встал.

Но дело в том, что парни дружат до сих пор. Стерлась грань, они друг для друга просто друзья. Им всем уже по тридцатке. У кого-то есть дети, у некоторых уже двое, они все отучились, работают. Но самое главное они по сей день дружат, по-настоящему. И Лёха просто их друг, а они его друзья!