50 историй со счастливым концом, 20 история

Был в нашей работе зигзаг с бесплатной юридической консультацией в Тропарёво-Никулино. Мы бесплатно принимали малоимущих многодетных, да и, честно говоря, всех подряд, и со всего города. Были даже визитёры из Казани, а почему к нам, для нас так и осталось загадкой.

И вот, будет несколько историй из практики.

Принимали мы, как правило, вдвоём. Моя задача как психолога была — разряжать обстановку, потому что практически каждый приём люди приходили взвинченные и нервные. А поскольку помогал нам очень хороший юрист, который, будучи генеральным директором крупной компании, так вот видел свою личную социальную ответственность, я старалась сделать его работу максимально спокойной. Ну хоть как-то отплатить человеку за доброе дело. В общем, мы с ним на пару работали так почти три года.  Было много разного, но несколько историй я вам расскажу, они очень показательные.

Обратился к нам мужчина лет тридцати, пришёл с супругой, оба такие манерные, раздражительные, с гонорцом.

— Как мне избежать алиментов? – и прям сразу стало непонятно: жена-то рядом сидит, странно.

— Никак, — ответили мы хором.

— Как это никак?! – взвилась дамочка. – Что значит никак, мы только расписались, он сейчас без работы. И что теперь, мы должны ей платить? А когда мы свою семью будем создавать? Мы тоже ребёночка хотим!

— Вы — вторая жена? — Сразу сообразил мой партнёр.

— Да, я вторая жена, ну и что? — с вызовом переспросила дамочка. Ну не подходит к ней другое слово, ну вот дамочка, и всё тут.

Они долго и нервозно излагали нам, перебивая друг друга, какая гадина первая жена, что она вечно требует алименты, а он сейчас в поиске, у него кризис жанра, и потом, что она, не может потерпеть?

— За какой период задержали выплаты? – уточнил юрист.

— За двадцать два месяца. – «терпеливая первая жена», подумала я.

— Вы знаете, лучше Вам с супругой договориться и подписать соглашение. И честно выплачивать ребенку алименты. Это Ваш ребенок и Ваша ответственность. Тут ничего не поделать.

— Это нечестно, что, если развёлся, жизнь кончилась?! — заверещала вторая жена.

Как мы ни пытались деликатно разрулить ситуацию и выпроводить их, они вылетели, бабахнув дверью.

Ну что тут сказать, мы пожали плечами и, глотнув кофейку, продолжили приём.

Прошла ровно неделя. На приём пришла женщина, молодая, очень приятная, спокойная. Рассказала, что муж два года не платит алименты. Она пыталась по-хорошему, и так и эдак, но у дочки астма, и ей очень хорошо подошли занятия плаванием в бассейне в совершенно другом районе Москвы, где воду не хлорируют, а озонируют. Но из-за бассейна ей пришлось отказаться от подработок, дочку некому возить, и она просто не вытягивает. И два года просит мужа как-то уже начать помогать, но всё тщетно, он в вечном творческом поиске, и она, наконец, решилась подать на алименты. Ну а что делать, ребенок же не виноват, что они развелись.

— Мне бы понять, как действовать.

Ну а что там понимать, мы попросили ее подождать пока отпустим бабушек и составили ей хорошее исковое заявление. Мне приходилось участвовать в урегулировании различных бракоразводных конфликтов, и у нас получилось очень стройное исковое. Женщина, совершенно благодарная, ушла, унося свежераспечатанное исковое заявление.

Прошло чуть больше месяца, женщина пришла ещё раз – судья велела предоставить подтвержденные расходы на содержание дочери. По сути женщина поняла, что это, но не поняла, как это оформить. Мы естественно помогли, это было не сложно, она оказалась учительницей математики и у нее всё было ровненько и аккуратненько подбито, как школьная тетрадочка отличницы.

Прошел ещё месяц. Естественно, мы уже про всё забыли. Но пришла учительница математики и рассказала, что суд она выиграла, что судья на крик мужа, что он подаст апелляцию, сказала, что он может подавать всё что хочет, это его право. Только вот права у него есть, а шансов выиграть — нет.

И мы бы вообще забыли о ней, но минут через сорок после её ухода прилетает та парочка с гонорцом и устраивает жуткую истерику:

— Эта тварь отсудила алименты, а мне суд назначил фиксированную сумму. Она там бумажек натащила, и судья назначила фиксированную, твою мать, сумму, видишь ли ребёнок привык к определенному уровню жизни, да ещё чертов бассейн я им должен оплачивать.

Сумма была большой, мы искренне удивились, больше двадцати тысяч рублей.

— Да, ещё бассейн. Отмените это решение, мы хотим его оспорить.

Визгу было минут на двадцать. В нас швырнули стопкой бумаг, и, опустив глаза на раскиданные по столу документы, единственное, что мы сделали, не сговариваясь с партнером, так это состроили пуленепробиваемо-постные физиономии, давая понять, что – ну ваще никак, сочувствуем, но никак тут не поможем. Просто мы оба поняли, что перед нами раскиданы нами же составленные документы, исковое, ходатайства, и что по-хорошему вытолкать бы стервецов взашей, но вряд ли они поймут.

— Говно вы, а не юристы! – резко и высоко взвизгнул он.

— Да, говно!!! – добавила она.

— Господа, вы вольны нанять себе любых, куда более опытных, юристов, — забасил мой партнер аккуратно разворачивая все свои… почти два метра и начиная выдавливать их к выходу широтой души и, естественно, шириной плеч.

— Конечно бы наняли, но сейчас денег нет, он ищет работу. А я не обязана…

— Да, были бы деньги…- доносилось уже с улицы.

Мы перевели дыхание.

— Фу, ну и жлобьё. – повздыхали старушки, ожидавшие в очереди.

Мы вместе с бабулями от души посмеялись тому, какова ирония всей этой ситуации. И порадовались за учительницу математики. И как бы орала здесь эта парочка, если бы они с первой женой тут пересеклись!