36 лет, Томск

Екатерина — молодая мама, врач-рентгенолог и просто красавица. Мы, пожалуй, просто выложим текст, который Катя написала сама.

Что же рассказать. Всё началось с того, что мы поехали, как все благополучные семьи, на отдых, в гости, в республику Алтай. Хотели так отметить годик нашего сынуле и пятилетнюю годовщину свадьбы. На обратном пути попали в ДТП. Наша машина перевернулась, как мне кажется, 2 раза. Муж говорит, что больше. Помню, что после аварии сообразила, что не чувствую ни рук, ни ног, и слышу звук капающей крови. Потом операция, затем месяц в реанимации. Нейрохирурги очень боялись за мою жизнь, «заковали» в воротник Шанца и сказали не трогать меня. Так я заработала пролежень. Боялись врачи обоснованно, через неделю после операции я выдала остановку сердца. Откачали. Далее был переезд в Томск и ОКБ, септическое состояние и тонны антибиотиков. Урология и цистостома. Периодически реабилитируюсь тут же, в Томске. Динамика есть. В начале я была «головой с моргающими глазами», даже говорить толком не могла — эндоскопическая трубка, затем — трахеостомическая, жутко мешали. Сейчас руки работают, кроме кистей. Могу сидеть в кресле, если посадят. Вернулся голос. Приспособилась вот сенсорным телефоном пользоваться. Стараюсь не унывать ради сына. Но иногда жутко накрывает, конечно, но я борюсь с унынием.

Катя получила травму 7 июля 2019 года. 

2020

Наши специалисты ЛФК занимаются с Екатериной дистанционно, она работает, не жалея себя. Мы также отправляем Кате необходимые лекарственные препараты и перевязочный материал для заживления пролежней, который, к сожалению, не купить в Томске.

Сейчас нам необходимо собрать:

  • 45 000 рублей на мотомед для Екатерины
  • 300 000 рублей на реабилитацию
  • 60 000 рублей на оплату сиделки

 

Февраль 2021

Мы привезли Катю в Москву на обследование по урологии в Российский геронтологический научно-клинический центр РНИМУ им. Н.Пирогова. Изначально планировалось, что Катя будет восстанавливаться в государственном реабилитационном центре, но там отказали. И мы нашли возможность поселить ее в Пенино. Катя вспоминает: «Приехали вечером. Было приятно, по-домашнему. И надпись над кроватью – «дом».

В Пироговке Кате закрыли цистостому, и она перешла на катетеры. Девушка прошла через жесткий криз. Началась настоящая нагрузка, и организм периодически бунтовал: лихорадка, обильный пот, скачки давления. Мы были к этому готовы. Во-первых, мы с каждым из парней это прошли, а во-вторых, нам помогали врачи отделения урологии из ФГАОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова» Минздрава России.

Сейчас Катя включается в работу просто фантастически. Нас останавливает только катастрофическая потеря массы. Мышц нет, но в тех, что остались, память фантастическая! Очень хорошо чувствуется, что Катя врач-рентгенолог и в прошлом спортсменка: с ней просто, она ловит на лету!

Катя прошла вертикализацию!

У Катерины заподозрили некроз тазобедренного сустава. На КТ нас ждал шок: некроз не подтвердился, но оказалось, что есть гематома в 28 см, которая превратилась в оссификат (сформировалась кость там, где ее не должно быть). И вот тут мы порадовались, что Катерину не взяли на реабилитацию. Никакой симптоматики, указывающей на оссификат, не было. И при первых же попытках разработать суставы оссификат бы сломали, и это имело бы ужасные последствия.

Май 2021

28 мая Катерина отправилась домой в Томск. Чего мы добились за четыре месяца: Катя окрепла, она гораздо уверенней сидит в коляске. Она полностью вертикализирована: больше не теряет сознание при пересадке в коляску и обратно. Лучше работают руки, выпрямилась спина, полностью вылечен пиелонефрит, цистит, хронический бронхит. Легкие работают хорошо. Постепенно включаются ноги.

Мы, конечно, хотели, чтобы Катюша осталась, но в Томске ее ждет двухлетний сынишка, который скучает по ней. И она тоже уже истосковалась и по сыну, и по мужу. Да и накопились дела дома, которые надо решать.

Перед отъездом в Томск на МРТ выяснилось, что конструкция в шее не выполняет свои функции и надо заново оперироваться, в Москве.

Когда делали обследование оссификата, захватили малый таз и обнаружили, что с пролежнем серьезная ситуация. Пролежень в крестцовой области изначально был широкий. В процессе лечения он сузился, но к сожалению, ушел вглубь, ближе к кишке. Это угрожало инфильтрацией. Поскольку мы уже испробовали все неинвазивные способы, стало ясно, что нужны более кардинальные меры.

Июль 2021

Мы привезли Катерину обратно в Москву, в Пенино. А оттуда – в Боткинскую, где ей прооперировали свищ на копчике. Операция прошла хорошо. «Спасибо Светлане Самаре, что она все организовала. Мы думали, что пролежень прооперируют дома в Томске. Но там мы везде получили отказы, потому что коронавирус и операция сложная», — говорит Катерина.

Кате наложили 49 швов. Два месяца, до конца сентября, она может лежать только на животе. На бок повернуться можно, но ненадолго.  

Сентябрь 2021

Впереди у Кати операция по замене либо стабилизации шейной конструкции. Плюс остается проблема с оссификатом в бедре, которую тоже надо решать. Уже почти два месяца Катя лежит на животе, и нет возможности разрабатывать или хотя бы поддерживать тазобедренный сустав. Нужно провести комплексные обследования, чтобы определить очередность дальнейшего лечения.  


В конце сентября нам нужно ехать на повторную консультацию в Боткинскую, ехать лежа на животе с бригадой скорой помощи и туда, и обратно, делать КТ и прочие обследования.

На перевозку и обследования необходимо собрать 28 000 рублей.

https://metelitsa-team.ru/campaign/total/