Почему мы пишем не обо всех наших подопечных?

_cuva

На этот вопрос в своей еженедельной колонке отвечает Светлана Самара. 

Представьте – вы не можете вытереть нос, поправить волосы, надеть красивую одежду. Вы лежите бесконечное число недель, перепутав день с ночью. Вы не выспались, вы устали, вы едите, вы хотите в туалет. И тут кто-то приходит и начинает вас снимать, просить улыбнуться, повернуть голову, сказать что-то жизнеутверждающее. Каково будет вам?

Или…

Вы точно знаете, что встанете, что вот это время, когда вы слабы, некрасивы, когда ваше лицо искажено болезнью пройдет. Захотите ли вы потом это видеть?

Или…

Вам 19-21, вы лежачий инвалид после травмы. Захотите ли вы, чтобы все ваше бывшее окружение видело вас слабым, лежачим. Чтобы люди. ушедшие из вашей жизни. видели ее неприглядные на ваш взгляд стороны?

В прошлую среду я писала текст, опираясь на интервью Стеллы Янг, журналистки, инвалидом детства, потому что я прячусь за нее. Не все могу я, здоровый ходячий человек, сказать от своего имени. У меня в юности был компрессия позвоночника, все обошлось. Я восстановилась очень быстро. Потом уже, будучи замужем, я попадала в ситуацию осложнений, когда короткое время ни встать, ни сесть, даже рукой пошевелить адски больно. Но я помню то чувство, когда тебе с одной стороны очень хочется потрындеть с друзьями, хочется, чтобы тебе уделили время, подарили немного тепла. Но в то же время ты понимаешь, что ты в несвежей футболке, а переодеть ее мучительно больно и нет сил, ты не причёсана, но каждое движение это такая боль, что думаешь – лучше колтуны, потом остригусь наголо.

Не каждый человек готов быть чьим-то вдохновением. Не каждый человек готов выставить себя на всеобщее обозрение.

Я могу. Мне все равно. Все, что вы видите в соцсетях и на сайте, вы увидите в реальности. Мне безразлично, что где-то я мелькаю в испачканной футболке, растрёпанная и уставшая. Все равно, потому что в моей личной жизни реализовано все, что я хотела, себе я доказала всё, что можно, а доказывать что-то людям посторонним мне не интересно, да и есть куча более интересных дел.

НО!

Дорогие, мне практически 50.

Сотни людей, говоривших мне, что я недостаточно хороша, умна, красива, стройна, прошли через мою жизнь транзитом. Две трети из них я и не вспомню, а трети уже нет в живых. Но молодые, еще не имеющие этого опыта? Вряд ли им это нужно. Мужчины, опора, оплот семьи, им это невыносимо. Даже ребята, живущие у нас в Домике, временами говорят – ну, не сейчас, сколько можно…

И мы делаем большую паузу. Мы смещаем фокус на котиков, песиков, птичек и цветы. Потому что люди устают жить в открытой позиции. Люди не могут бесконечно жить нараспашку, особенно когда они больны. А в нашем случае «болезнь» растягивается на годы. Год, за годом, каждый день тебя снимают. Тебя показывают.

Подавляющее большинство людей не может так. Но мы и не требуем, мы понимаем. Нам очень хочется, чтобы это понимали и вы. 

Сегодня у нас по плану фотосъемка Юры. Нужно для постов, для текущей работы. Но ему зашили раны, он натрясся в дороге и устал, ему сейчас просто плохо. И как будто по иронии мне пишут в соцсети:

— Светлана, как там дела у Юрочки, давно его не видно. 

Пишу, что нормально. Ну оно и правда, все в пределах нормы, конечно, в соответствии с его состоянием. Но сегодня он хочет тишины, он хочет просто побыть в покое. Поэтому все планы идут коту под хвост и ладно. 

Еще одна история.

Подопечная М. 55 лет, после сложного перелома, год в инвалидной коляске. Как следствие — остеохондроз, кифоз, сколиоз, остеопороз, не диагностированные боли в тазобедренном суставе, отеки. Красивая женщина, но она безумно стесняется того, что растет горб, что походка как у гуся, это, если что, ее слова, и точно, совершенно точно не хочет, чтобы кто-то знал о ее проблемах, потому ее посадят дома, она потеряет работу, а она хочет жить. Год работы и позавчера на денситометрии — положительная динамика. Это само по себе удивительно.

Сейчас женщина успокаивается, она уверена, что еще поживет, поработает, поднимет внуков, и теперь их точно не отберут, что сейчас она в безопасности.

Помогите, это легко...

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж. В 2023 году «Метелица» безвозмездно провела 2840 часов консультаций для нуждающихся в психологической и иной помощи. Мы работаем благодаря Вашим добровольным пожертвованиям. Спасибо!

Поделиться: