ЧАСОВНЯ НА НОВОЙ ЗЕМЛЕ

«…Да, смешались кресты здесь со звёздами

Женских слёз эти камни не видели…»

Александр Макаров

Эти слова написаны в Антарктиде. Но и камни арктических островов не согреты женской слезой, хотя условия работы в Арктике таковы, что смерть часто стоит за спиной. Еще в конце семидесятых, когда вместо лишней тушенки «Метелица», под насмешки провожающих увозила в Арктику поклонные кресты, возникла идея того, чтобы там, на этих суровых островах появилась часовня, о храме в те годы и не думалось. Постепенно, год за годом, экспедиция за экспедицией, ставя один поклонный крест за другим, дойдя уже и  до Антарктиды,  «Метелица» попробовала приложить свои силы к этому не простому делу – строительству часовни в Арктике.  Настоятель храма Архистратига Михаила в Тропарево, протоиерей Георгий (Студенов) со всей душей не только откликнулся на нашу идею, но и сам делал первые наброски и часовни и храма теперь стоящего в Антарктиде.

 Огромным трудом были собраны средства, была срублена и доставлена в Архангельск, где еще полтора года пролежала в ожидании оказии, часовня. Маленькая, теперь уже и вовсе кажущаяся какой-то игрушечной и немного угловатой, тогда самая северная часовня в мире - на берегу Белушьей губы, в километре от нынешнего поселка.

Больше семи лет простояла наша часовенка без окормления, пообветшала, тихо напоминая о тех, кто ценой своей жизни осваивал Арктику. Сменялось командование и жители поселка Белушья губа и уже позабылось, откуда она. И приросла к ней легенда, что осталась часовня от Николо-Карельского монастыря. Когда-то, в конце XIX века, на Новой Земле был храм, тоже Свято-Никольский, в котором подвизались миссионеры — монахи православного Николо-Карельского монастыря.

Постепенно жители поселка добились,  чтобы на Новую землю прислали священника.  А в феврале 1999 года в военном городке Белушья губа появился отец Иннокентий (Русских). Трудами отца Иннокентия было начато строительство храма св. Николая в самом поселке. Впоследствии уже игумен Иннокентий, достаточно послужив в тяжелых условиях Арктики, был переведен, а на его место в 2007 году прибыл иеромонах Гавриил (Богданов), который и принял нашу часовенку с приданием о ее давней истории и стал благочинным Арктического благочиния.

Для нас часовня стала отрезанным ломтиком еще тогда, когда ее под присмотром  сотрудников Министерства по атомной энергии РФ погрузили на ледокол, отплывающий из порта Архангельска на Новую землю, помахав рукой ему в след в 1998 году, «Метелица» не сомневалась, что часовня будет установлена. Потом «Метелица», воодушевленная тем, что все получилось пошла к Патриарху Алексию с просьбой об установке часовни или храма в Антарктиде, где также несут сложнейшую и важнейшую вахту наши полярники. Патриарх выслушал наших девушек и сказал, что вероятно это уже должно быть заботой Патриархии, потому что в таком храме должно быть служение. Храм в Антарктиде несет теперь свое служение.

Жизнь катилась своим чередом. Только в 2007 году сотрудники, уже Росатома, смогли передать нам небольшое письмецо и фотографию часовни с Новой земли. Мы радовались ему как письму от старого, давно потерянного друга.

Прошло еще шесть лет. Уже совсем и думать мы забыли о часовенке, знали, стоит она себе и стоит, встречая всех идущих на Новую землю православным крестом, но как говорят, пути Господни неисповедимы. Приехал к нам в гости один из наших давних друзей священник из Архангельской епархии, и обратился с просьбой встретиться у нас со своим давним приятелем, еще со времен мирских, с которым вместе постригался в иночество, но теперь служащим где-то далеко. Конечно, мы были рады, ну каково батюшке, приехавшему по делам на пару дней в Москву за 900 километров за рулем «москвича» еще и по столице раскатывать в самый летний зной. И вот, за чашкой чая наши гости разговорились, и слово за слово мы подарили им по книге о «Метелице», тогда еще только вышедшей. Листая книгу, друг нашего гостя как бы, между прочим, замечает, указывая на один из снимков в книге:

- О, моя часовня.

Мы как бы, между прочим, замечаем, что вряд ли, что это наша часовня, и он в ней ну никак не может служить.

- Да нет, моя, – посерьезнев, утверждает батюшка.

- Отец Гавриил, эту часовню на Новую землю мы передали еще 98 году, так она там и стоит. Наверное, она просто похожа на Вашу, - решили мы просветить батюшку.

Батюшка рассмеялся, мы растерялись.

Оказалось, что и он прав – его это часовня, и мы – наша.

Так вот, волей случая, мы познакомились с тем, кто посей день, служит в часовне, переданной нами на Новую землю иеромонахом Гавриилом (Богдановым). Он рассказал нам и о «историях», которыми обросла часовня, и о том, что освятили ее не в честь святителя Николая, как мы хотели, в честь преподобного Серафима Саровского – покровителя ядерщиков, что порадовало нас не меньше, ведь Новая земля их территория.

Это большое счастье увидеть, что труд команды не прошел зря, что с этой маленькой часовенки началось Арктическое благочиние. Мы не ставили такой большой задачи, даже не думали о таком, но очень рады тому, что с тех поклонных крестов, которые наша капитан Валентина Кузнецова вместе с Метелицами везла на себе в бухту Тихую, с этой вот часовни, обросшей «историей», началось возвращение православия в Арктику.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика