НЕТ, Я НЕ ЖАЛУЮСЬ

Не подумайте что жалуюсь.

Нет ни в коем случае, наоборот. Да, трудно, очень трудно и выживать, и развиваться. Трудно выходить из того ритма, в котором мы привыкли работать. Трудно постоянно что-то писать, потому что раньше мы старались, лишний раз не светится, ну, а что о себе трезвонить, о нас должна говорить наша работа. Нам всегда казалось если мы уж такие молодцы, то пусть о нас говорят люди, для которых мы сделали что-то хорошее. Меня до сих пор коробит когда мне присылают приглашение принять участие в какой-нибудь премии и прислать анкету где надо написать почему я такая молодец и мне надо эту премию дать, вот уж никогда это не смогу сделать.

Нам нравилась и по сей день нравиться Метелица, ее дух, ее устой, ее вечно распахнутые двери, ее зеленые глаза и искренняя улыбка на фотографиях нашего капитана Валюши Кузнецовой.

Но так мы, вернее я, что уж тут прятаться за команду, я завалила один из самых любимых проектов. Три года мы вели консультацию для социально незащищенных жителей нашего района. Проект мы запустили и подтянули к нему очень хороших юристов, которые были замечательны не только профессиональными, но и человеческими качествами. Постепенно безо всякой рекламы пошли люди. День за днем их становилось больше, и мы ничего об этом не писали, ни как не рекламировали, потому что, а зачем, нагрузка и так выше крыши. К концу года к нам приезжали люди не только из других районов Москвы, но и из области, и даже были из Твери и Рязани, что нас откровенно повергало в изумление.

На втором году стали приезжать далеко не малоимущие люди, а прямо очень имущие. Не много, но уверенно приезжали люди не просто дорого упакованные, а супердорого… Но мы же открыты для всех, как-то мы не решались указать людям платежеспособным на дверь. Да и сами в своей коммерческой работе стабильно зарабатывали и в благотворителях как таковых особо не нуждались. Но любопытство, конечно же, взяло верх. Один из таких многоимущих посетителей на вопрос:

- Разве Вы не можете позволить себе платного юриста?

Ответил:

- Могу, аж восемь штук! Но они на меня работают за деньги, и я простую дилемму с родней не могу разобрать уже почти год. А вам тут все равно, вы ни на чьей стороне, и я вам мешаю, поэтому решите вы все быстро, у вас нет финансовой заинтересованности ни в обмане, ни в затягивании.

Таким образом, через нашу консультацию прошло больше трех тысяч человек. Мы уставали. Мы раз в неделю планировали «прикрыть эту лавочку». И в тоже время ловили такой кайф от разрешенных конфликтов, от восстановленных в квартирах бабушек вентиляционных коробов, от найденных глубоко архивных документов.

Главной ошибкой стало то, что мы не задумались о том, чтобы сделать параллельно коммерческую историю, чтобы содержать некоммерческую. Нам же своих, личных денег хватало. Но однажды нагрузка выросла, а хватать престало. И как положено в этой ситуации, вероятно для того чтобы урок был усвоен на 5+ помещение, которое нам предоставляла районная управа из-за перестановок и пертурбаций стало недоступно. Организовать подобную консультацию у нас в Метелице, где на тот момент уже шли тренировки, работал музей, где уже были животные для пет-терапии, откуда уходили в походы детские группы, было просто невозможно. До кучи наш жутчайший уродливейший вход делал нас недоступными и для инвалидов, да-да, и сейчас, некоторых ребят мы вносим к нам на занятия на руках. И кто у нас был, знает, как нас искать.

А вот контактов с многоумущими гражданами, которые теперь могли бы помочь, ведь уже видели нас в деле, мы особо не сохраняли, нам как-то было неловко навязываться. И вот вся такая неловкая, я завалила этот проект, а он был хорош, до сих пор не могу собраться с силами, чтобы его заново запустить.

К чему я это все я и сама забыла. Наверное, к тому, что теперь надо учиться говорить о работе. Говорить о команде, потому что иначе вроде бы нас нет. И дело не во мне лично, или ком-то еще лично, а в том, что раз мы не звучим с утра до ночи, то это значит, у нас все хорошо и мы справляемся.

А мы не то что бы ни справляемся, но нам трудно, нет, не в том смысле, что нам жалко себя, нет, просто так много вещей, которым надо учиться, которые надо осваивать. В пятницу в ночи, вместо того чтобы быть уже дома я сижу и ломаю голову о том как рассчитать сколько кубов дров надо закупить в Маковцы, каких, куда их там девать и где на них взять денег. Еще бы понять, как срочно их надо закупить, ведь через 10 дней Мишаню, нашего Мишаню надо везти обратно в Невель, а каждая поездка вылетает в копеечку.

И есть множество вещей, которые надо отстаивать, иначе можно потерять самих себя. Бесконечный вопрос монетизации услуг, бесконечный спор о том может ли волонтер быть профессионалом, вопрос того, а является ли наша помощь услугой и для кого… В общем, жизнь идет, в ней нет стабильности, в ней постоянно новые вводные, новые проблемы и заботы, постоянно нужно учиться и крутить головой как сова на все 3600, но это не так плохо, в этом есть сове особое удовольствие от сделанного дела, от решенной задачи, от того что моими руками что-то сделалось к лучшему.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика